?

Log in

No account? Create an account

d_v_temnote


маниакально-депрессивная территория. заразно.


Категория: история

Наш текущий Царь -
d_v_temnote
всем царям ЦАРЬ, я щетаю.
Поэтому, если недайбоже, он нас покинет, то, конечно, соблюсти традиции отечественного траура необходимо, но и внести некую ноту, выделяющую этого воистину бессмертного Правителя из череды прочих, необходимо еще больше.

Вот это подойдет, имхо:

классически и жизнеутверждающеСвернуть )
Метки:

promo d_v_temnote march 15, 2010 23:07 5
Buy for 10 000 tokens
Я, как истовый поклонник телесно-ориентированной психотерапии, немного понимаю, что говорит тело. Сначала это было увлекательно, теперь - ужасает. Когда я впервые поглощала "Секс, любовь и сердце" Лоуэна (да упокой господь его душу), на меня вдруг накатило: то, что огромное, подавляющее…

Битва за урожай
d_v_temnote
Мама начала активную бесперебойную поставку садово-огородных вкусняшек, так что я снова вспомнила про пакетики.
Ну крутые они, реально! Обнаружила сегодня в холодильнике заначку очищенного зеленого лука, такого, знаете, с белой здоровой сладкой башкой.
Прикинув, поняла, что она там больше двух недель пролежала. И все как новенькая.

При Сталине такого не было!
d_v_temnote
Вот чему я, ребята, дивлюсь и печалюсь, так это абсолютному отсутствию даже не то чтобы ума,
его-то уже и не ждешь,Свернуть )
Метки:

Так вот о ЗАЛЕ
d_v_temnote
Многие попрекают меня за снобизм - типа зала и зала, ну шо тут такого.
Но это, товарищи, не снобизм. Это вопрос уместности, которая никак не может уложиться в головы большинства наших сограждан.

Начну пояснение издалека.
Моя бабушка была жуткая эстетка (насколько это было возможно в то время и насколько это соответствовало образу адмиральской жены). И вот на один из дней рождений она подарила мне прекрасную хрустальную вазу, не литую, а ручной вырезки. Высокую, с талией, с серебряным горлышком. Эта ваза была похожа на породистую грузинскую княжну. Ставить в нее можно было, без сомнений, только розы. И не абы какие. Такой вот первый намек на уместность.
Я не пользовалась этим подарком около 20 лет. Ибо на фоне полинялых белорусских обоев и мебели из ободранного, поносного цвета ДСП, она смотрелась бы укором моей нищете. Молчаливым, царским, но укором. Сейчас, после долгожданного ремонта, я могу ее достать. И она делает комнату чуть более старой, чуть более достойной, она отдыхает среди моей "античной плесени". Но сделай я ремонт с обойными бордюрчиками и арочкой - ваза бы потеряла всякий стыд и точно бы завизжала, как истеричная институтка, очнувшаяся после обморока в трактире.  Это какбэ снова про уместность.

Точно так же ужасно в моей доремонтной сиротской квартире смотрелись и розы. Помню жуткий случай. Мой второй муж поехал в командировку в Сочи. И привез мне оттуда коробку роз. Такую длинную транспортировочную коробку для цветов. Роз там было штук 150. Ставить их было абсолютно некуда, ибо в моем арсенале наличествовал глазурованный кувшин для сирени и пионов и стеклянная бутылка с широким горлом для всего остального.
В итоге розы стояли в голубом пластмассовом ведре. Свежие, бодрые, только что срезанные, они, сцуко, не умирали недели три и изводили меня дичайшим диссонансом, который привнесли в мое убогое жилище. Не припомню других своих эстетических страданий такого накала...

Теперь о людях.
Люди всегда были завистливы до чужого добра. И, если, к примеру, буржуи ели на серебре, то эти буржуи однозначно суки и зажрались - хотели бы есть, ели бы с пола. Тем не менее, никто был не против и сам пожрать с серебра, в засранной коммуналке, на столе, застеленном газетой. И эта практика претворяется в жизнь повсеместно. Взять, к примеру, парковые дорожки во всяких наших царских усадьбах. Это круто и красота - розоватая гранитная крошка в сочетании с зеленью идеальных газонов и цветущих холеных петуний... Но, пардон, делать такие дорожки в мегаполисе! В Питере это страшно любят. Прекрасная нежнейшая дорожка, рассчитанная на медлительный променад и штат в количестве трех садовников на 10 кв. метров, в условиях города превращается в гавно за месяц. Она служит неистощимым источником пыли, когда сухо и грязи, когда мокро. Она вытаптывается до щебенки и проклинается даже носителями говнодавов.
Неуместно.

Теперь о зале.
"Графиня вышла в жаркий от
сотен пылающих свечей зал в бледно-лиловом платье, отделанном венецианскими кружевами". Вот это про зал.
Называть залом комнату в хрущевке - неуместно.
Называть залом комнату, заставленную икеевской мебелью - неуместно. Называть все это еще и "залой" - извините, это деревня в худшем ее проявлении.
Метки:

Покайтеся уже наконец и отвалите
d_v_temnote
Как вы думаете, чьи это слова? И кто выше кого?
"...мне кажется, из-за нашей советской истории, из-за того что большевики когда-то силой пришли к власти, люди у нас потеряли правильное отношение ко всякой власти – потеряли почтение к тем, кто выше их."


кто на ком стоял:Свернуть )

Детство
d_v_temnote
Тут некоторые периодически интересуются моей биографией и каждый раз отвечать несколько утомительно.
Тем более, что, как уже зарекомендовавший себя писака, я просто обязана иметь пару-тройку готовых страничек на тему "как вы дошли до жизни такой"?

А вот как.

Я - профессорская дочка и адмиральская внучка.
Профессором папа стал слишком поздно для того, чтобы мы смогли насладиться его профессорской зарплатой - кончился проклятый совок.
Зато адмирал слишком рано стал убежденным коммунистом, поэтому брал только то, что положено по должности, а служебным положением пользовался исключительно в целях проникновения в приграничные зоны для охоты и рыбалки.
Короче, денег у нас никогда не было.

Родилась я в коммуналке на углу Некрасова и Литейного, прямо над рестораном "Вечерний", поэтому песня "Лето, ах лето" - до сих пор моя самая любимая.
Около 10 комнат, около 20 жильцов, 1 ванная, 2 туалета, телефон в длиннющем коридоре, санки, велосипеды и корыта по стенкам. В нашу комнату вход был с кухни. С кухни же был выход на черную лестницу. Помню, около чьей-то плиты в коробке жила курица.
Все роли были четко распределены. Мы - семья паршивых интеллигентов. Среди соседей - семья пролетариев, одна огромная, лохматая и злобная "тружениктылаветеранвойныитруда", пара дореволюционных старушек, семья "торгашей", семья бывшего милиционера, алкоголик, чокнутый дедушка. Труженица тыла запомнилась тем, что подкараулила мою двадцатилетнюю маман при возвращении с прогулки, дождалась, пока она занесла меня в комнату и ушла на лестницу за коляской, и закрыла дверь на щеколду. Около трех часов мы с мамой на пару орали с двух сторон - я из комнаты с самого  конца коридора, она - с лестницы, стуча головой в  дверь.

Думаю, что я с детства была ебанутая, потому что, сколько помню, все время получала пиздюлей. Меня слишком сильно бесили две стандартные для социума вещи - тупость окружающих и повальная склонность к насилию над личностью. Поэтому заткнуть меня можно было исключительно пиздюлями и на удивительно короткое время.
Первых пиздюлей я получила чуть ли не первого сентября  - не хотела читать по слогам, ибо читала как все нормальные люди. Через месяц я прокусила руку девочке, которая пыталась прижать меня к стене в ходе народной забавы "ты чо, умнее всех, что ли?". Через два - прославилась тем, что украла из классного шкафа все, что "учительница первая моя" с нескрываемой злобой у нас отбирала - игрушки, открытки, календарики, а главное - мешок фантиков.
Насколько быстро я всех заебала, можно заценить по отметке по поведению - в первой четверти первого класса у меня уже планировался "неуд", что приравнивалось к экстремизму. Правда, школоправление было вынуждено исправить его на "уд", иначе было очень сложно объяснять, как с неудом можно учиться на "5+" по всему. Эта политика сопровождала меня на протяжении всей последующей учебы.

Гуляли мы по всему прекрасному окружающему, по всем чудесным колодцам и проходным дворам, по крышам отделения милиции, во дворе которого бесновались овчарки, по набережным Фонтанки и церковным скверам. Только за счет этого я ощущаю, кто я - ленинградка в энном поколении. Мы часами просили деньги у прохожих "позвонить маме" и покупали пирожки с горячим бульоном, вязкие соевые батончики и, конечно же, мороженое. Мы ели хрустящие снежки на улице и какие-то декоративные растения в школе. Мы пугали друг друга страшной помойкой около поликлиники, куда "выбрасывали отрезанные ноги" и неделю ходили смотреть на кровавое пятно под домом напротив, из окна которого выпала пятилетняя девочка.
Зимой была зима, а летом - лето, и это всех устраивало.

А потом мы переехали.