June 24th, 2012

Рассказ умирающего еврея

...я ужасно любил чеснок, а она - нет. мы договорились, что она будет съедать маааленький кусочек, чтобы, когда я его ем, ей не был неприятен запах. я почему-то всегда вспоминал об этом, когда был на войне. я не получил от нее ни одного письма, ничего не доходило. поэтому я был готов к тому, что мы не увидимся. даже не знаю, из-за чего больше - из-за отсутствия писем или из-за того, что я не мог себе представить, что выживу. а вообще было бы честнее сказать, что я вообще об этом не думал, мне казалось, что война - это навсегда, что ничего прежнего уже не будет.
когда я нашел ее, мы вообще не могли говорить. я молчал, а она плакала. я молчал, потому что мне казалось, что я умру, если начну говорить, или она умрет, или опять начнется война, и все кончится. мы просто жили. тихо. не разговаривая. потом как бы начали пробовать, понемногу, как будто чтоб не сглазить. один раз она опять начала плакать и пыталась мне что-то сказать, в чем-то признаться. я сказал ей - нет. считай, что ничего не было. не было у тебя и не было у меня. это неважно. нас вообще не было эти четыре года. ты выжила - для меня, а я - для тебя. забудь все.
и мы больше никогда об этом не вспоминали.
ты мне ее напоминаешь. у тебя точно нет еврейской крови? она так же меня жалела, но я ведь тебе чужой человек. она всех жалела. я до сих пор не могу понять, как это мне так повезло.
*************
к моменту этого разговора его жена уже несколько лет как умерла. мне жаль, что я ее так и не увидела.
promo d_v_temnote january 20, 2010 19:58 1
Buy for 10 000 tokens
С тестом у меня отношения проблематичные. Я его люблю, а оно меня нет. И ж​**а моя его любит, но я не люблю ж**у, когда она на радостях пускается в буйный рост. Я не умею делать ничего нормального из теста, даже, млин, сухарики хлебные вечно подгорают. Но при этом я обладаю совершенно замечательным…