April 22nd, 2011

Бывает

На днях я в автобусе ударила мужика по лицу. Сначала по рукам, с предупреждением, потом - сразу по харькову. Я все-таки очень болезненно реагирую на пьяное глумливое хватание за коленки. Притом, что присутствующие мужчины с интересом наблюдают - кто кого? Ведь ничего страшного не происходит - меня не бьют, не насилуют.

Это случилось в первый раз со времен детства, когда драться приходилось довольно часто. Потом поводов вроде не было и я даже задумывалась - а если будет? Красиво вмазать-то непросто!

И ведь сама себя удивила. 
Во-первых, вдарила на уровне рефлекса. 
Во-вторых, сильно. Что особенно приятно, если учесть "обратный ход" пощечины - то есть слева тыльной стороной руки. 
В третьих - красиво получилось. Я даже не дрогнула, только рука пролетела. 

Только потом поняла, сколько вложила в этот удар. Я ударила всех придурков, которые проходили мимо, когда когда ко мне, шестнадцатилетней, приставали в подворотне и я вынуждена была бежать изо всех сил, рискуя сломать ноги из-за каблуков. Всех мужчин, которые измывались надо мной на работе, потому что мое присутствие на техническом совете унижало их достоинство. Всех мужчин, которые не были мужчинами. С которыми я переставала быть женщиной.

И "присутствующие мужчины" поняли это. Видно было по лицам - как будто ударили их.

А я поймала себя на том, что жду повода. Что если он скажет еще хоть слово - я его убью, просто порву на части. Это было ужасно.

Я не думала, что во мне столько ненависти. Это при том, что в моей жизни мужчины особо не нагадили. 
Что же внутри у других теток? 
promo d_v_temnote january 20, 2010 19:58 1
Buy for 10 000 tokens
С тестом у меня отношения проблематичные. Я его люблю, а оно меня нет. И ж​**а моя его любит, но я не люблю ж**у, когда она на радостях пускается в буйный рост. Я не умею делать ничего нормального из теста, даже, млин, сухарики хлебные вечно подгорают. Но при этом я обладаю совершенно замечательным…

И еще

Вчера вечером меня накрыло по дороге домой.
Ну просто так сложилось. Бывает, что вся мировая скорбь приходит именно к тебе.
И я ехала, с натянутой спиной, сложносочиненно держа голову и пытаясь дышать - чтобы случайно не задеть внутри спусковой крючок, не упасть и не залить все кровавыми слезами.

Сегодня я просто боялась смотреть на окружающих.
Сколько людей вынуждены 10 часов в день контролировать любое движение, чтобы принародно не расплескать себя?

Я работала с женщиной, у которой несколько лет назад погиб 12-летний сын.
Я не могла даже просто находиться с ней рядом. Она была абсолютно нормально действующей оболочкой, полностью выжженной внутри. Она смеялась, показывала фотки из таиланда, а мне казалось, что она сейчас закричит так, что у меня разорвется сердце. Я знала - если я хоть на минуту представлю, что она чувствует, то потеряю сознание.

Есть много способов сделать больно человеческой душе.

Но даже когда боль уходит и печаль становится светла, когда забываются имена тех, кто переехал тебя катком, когда любимые люди приобретают вид святых, избавившись в твоей памяти от всех недостатков, когда ты уже в силах вспоминать "то время", тебя все равно накрывает - в самый неожиданный момент. Горе - всеобъемлющее, уже  беспричинное, замешанное на щемящем сопереживании всему человеческому роду и осознании неизбежности потери...

"...и он проникнет наконец в причины мировой скорби и увидит конец этой скорби, и сердце его, оставаясь полным сострадания и жалости, перестанет разрываться от бессильной боли" - неужели я доживу до этого?